НАЧАЛО    О МАРЛЕНЕ МОШ    СОБЫТИЯ    СТИХИ    ПЕСНИ    ФОТО    ВИДЕО    ГОСТЕВАЯ    АФИША 
      ENGLISH FRENCH Первый сайт Марлены Мош
Марлена МошСобытияМарлена МОШ: Во мне проросли семена, которые я хочу посеять в родную землю
Марлена МОШ: Во мне проросли семена, которые я хочу посеять в родную землю Интервью

Автор: Светлана КУЛИКОВА

Она поет, сколько себя помнит. Пела с дедушкой в селе, где родилась, с мамой и папой в Степанакерте, где выросла, в музыкальной студии под руководством Эдгара Элбакяна, в ереванской школе, где работала учительницей математики… Сегодня Марлена Мош вместе с мужем, пианистом Александром Макусом собирает залы в столице России и наряду с Арменом Джигарханяном, Давидом Тухмановым и Дмитрием Харатьяном включена в список «Культурное достояние нации» в книге «Национальные диаспоры Mосквы».


Мы слушаем ее удивительный голос, и кажется, будто вокруг нас не каменные стены зала, а древние горы Армении, кажется, эхо повторяет звуки мелодий легендарного Комитаса и полузабытых молитв предков… Голос поднимается ввысь, и вместе с ним, поднятые силой искусства, воспаряют сердца слушателей.

После концерта Марлену и Александра окружают поклонники, и я с трудом пробиваюсь к ним, чтобы договориться о встрече.

Дома, в центре Москвы, мы можем поговорить не спеша.


– Марлена, вы долго шли к своему призванию. Работали в школе учительницей математики…

– … и пела на уроках!

– Представляю, как может звучать доказательство теоремы в вокальном исполнении!

– Нет, я пела для того, чтобы разбудить в детях творческое начало, ведь математика – это тоже творчество! И мои ученики очень быстро избавлялись от плохих оценок, от зажимов, когда начинали творчески подходить к предмету.

– Вам нравилось работать с детьми?

– Очень. Дети – замечательный народ! Но преподавание – это не мое призвание. В учительском коллективе мне было сложно, работала я только потому, что это была моя профессия, которая позволяла зарабатывать, чтобы жить, растить детей. Однако занятия вокалом я не оставляла, и когда дети выросли (у Марлены сын и дочь.-  С. К.), стали самостоятельными, я смогла полностью отдаться любимому делу, начать искать себя в музыке.

– И что в этом поиске для вас самое важное?

– Я хочу петь в разных залах, перед разной аудиторией, петь больше, чтобы донести армянскую песенную культуру до людей.

– Но в вашем репертуаре есть и русские народные песни, и эстрадные шлягеры, и оперные арии…

– Я могу петь все, но главное для меня – духовная музыка, произведения Комитаса, Саят-Новы, древние христианские песнопения – шараканы.

– Молитвы?

– Не только, это и древние храмовые песни, философские…

– Народные?

– Не обязательно, и авторские песни иногда звучат так, словно давным-давно сложились народом.

– Где вы их находите?

– В Центральной научной библиотеке им. Ленина, в других библиотеках и в архивах. Мы с мужем разыскиваем слова и ноты, разучиваем, и я стараюсь исполнять их максимально приближенно к первоисточнику.

– Я видела, что слушатели принимают вас очень тепло, но организаторы концертов несколько настороженно относятся к столь необычному репертуару.

– Да, не всем специалистам нравится то, что я делаю. Время меняется и музыкальные пристрастия тоже, но очень многие говорят мне «спасибо» за то, что я знакомлю их с подлинной духовной музыкой моей родины. Это не приносит мне денег, но я не буду исполнять коммерческие песни – мне это неинтересно, не приносит радости.

– А что приносит радость? Апло­дисменты?

– Это тоже важно. Если слушателям нравится – я счастлива, но главное – те чувства, которые я испытываю, когда пою любимые песни. Я что пою – то и чувствую. Если пою молитву – молюсь, если о любви – люблю...

– Как вы думаете, есть ли в творчестве национальный фактор? Может настоящую армянскую песню исполнить человек, никогда не живший в Армении, не ощущавший ее духа? Ноты есть, слова есть – почему бы не спеть?

– Не получится, это точно! Когда я слушаю, как поет хор Армянской Апос­тольской церкви в Москве, я не вижу исполнителей, но слышу голоса и сразу отличаю славянский голос от армянского голоса – он не хуже и не лучше, просто иной. А когда я пою русские народные песни, скажем, «Пряху» или «Летят утки», мне говорят: «Ты так поешь, словно ты в горах, а Россия – это простор, равнина!» Нельзя, конечно, накладывать какие-то запреты на исполнение национальной музыки, но передать истинный дух земли может только тот человек, который хорошо ее знает и, главное, сердцем чувствует.

– То есть передать дух народа может только тот, в ком этот дух есть?

– И это тоже, но и исполнение должно быть соответствующим. Классическое исполнение шараканов губит их природную естественность. Оперная певческая школа требует других произведений, но сейчас многие классические певцы исполняют и народные песни, и духовные… Не всегда мне нравится, как это получается.

– А у вас какая школа?

– Я в детстве училась в музыкальной школе в Ереване, позже в Москве брала уроки вокала у известных педагогов Николая Шебашина и Рузанны Лисициан, со мной занимался и продолжает заниматься мой муж – профессиональный музыкант. По мнению Рузанны, мне нужно не столько что-то усваивать, сколько сохранять свою самобытность – так она мне сказала.

– Вы не только поете, но и занимаетесь литературным творчеством: пишете стихи и переводите армянских авторов. Дом Москвы в Ереване представил книгу «Разговор с матерью». Армянские поэты в переводах Мар­лены Мош». У вас вышло несколько своих сборников, вы член Союза писателей РФ. Что для вас важнее – литература или музыка?

– Пение. Оно сейчас занимает все мои мысли и все время!

– Сейчас вы концертируете вместе с мужем. Он помогает вам выступать?

– Скорее, это я ему помогаю (смеется)… Духовные песни, шараканы я пою а капелла, а при исполнении произведений Комитаса, Саят-Новы Александр мне аккомпанирует. Мы вместе репетируем, вместе разыскиваем старые ноты в архивах… Гостей принимаем вместе. Мы – семья!

– Любите застолья?

– Конечно! Я люблю и умею готовить, мне нравится собирать друзей за большим столом – это настоящее качество настоящей армянской женщины!

– Чем занимаются ваши дети?

– Дочь переводчица, а сын работает в компании, связанной с компьютерными технологиями.

– О чем вы мечтаете?

– Мечтаю спеть в Армении для своих соотечественников. Меня часто спрашивают, когда я в последний раз была в Армении. Это было так давно, что неудобно признаться. Меня приглашали в разные страны, я пела в Америке, Дании, Франции, Болгарии, Казахстане и во многих городах России – от Камчатки до Калининграда. У меня по нескольку концертов в месяц проходят в Москве. Я вижу, как меня принимают земляки в России – они плачут! Я рада, что живу в Москве, замужем за любимым мужчиной, занимаюсь любимым делом, но просто счастлива, когда у меня появляется возможность поговорить с человеком на армянском языке. Почему-то пока Господь не благословляет меня выступать на родине, а этого я так хочу! Сейчас во мне проросли семена, которые я хочу посадить в родную землю. Хочу встречи с Арменией.

Марлена Мош


Дата: 22.07.2012 (Прочтено: 1739)
Copyright © Марлена Мош   Все права защищены.


ПечататьПечатать
ОтправитьОтправить
Самая читаемая в этой теме статья
Марлена МОШ: Во мне проросли семена, которые я хочу посеять в родную землю



При цитировании материалов ссылка, гиперссылка для Интернет, обязательна.